Квантовое сознание Лингвистико-волнового генома

Квантовое сознание Предисловие к монографии
Квантовое сознание Лингвистико-волнового генома. Теория и практика.
Гаряев П.П.

Одно из основных положений предлагаемой монографии – модель генетического белкового кода, предложенная М.Ниренбергом и Ф.Криком, стратегически неверна и следовательно, не верна вообще. Эта модель, как стандартная, принята повсеместно и основана на изучении генома E.coli. Cразу же возникает вопрос – почему за основу взят геном (Код) именно E.coli, а не человека или еще какой-то биосистемы? Сейчас дешифрованы десятки генетических кодов разных видов биосистем, включая митохондриальный. И все они по некоторым кодонам отличаются от стандартного и друг от друга. Но главный вопрос даже не в этом. До сих пор считается, что коды, несмотря на их множественность, есть стационарные структуры в смысле точности и неизменности кодирования кодонами аминокислот и стоп позиций. Даже доказанный факт кодирования кодоном UUU E.coli двух разных аминокислот – фенил аланина и лейцина, а также аналогичная неоднозначность кодирования кодоном UGA реснитчатой инфузории двух разных аминокислот – цистеина и селеноцистеина все-таки посеяла сомнение, что стандартная таблица кода однозначно шифрует аминокислоты и стоп позиции. Двойственность кодирования была экспериментально продемонстрирована для двух организмов – E.coli и реснитчатой инфузории. Но объяснения этого не было дано. Но в 1997 году я дал его в монографии «Волновой генетический код», объяснив этот феномен влиянием контекста мРНК на выбор рибосомой правильного смысла используемого неоднозначного триплета. Таких неоднозначных триплетов в стандартном коде – 32. Другие 32 кодона давно были поняты как однозначные и названы синонимами (Син кодоны). Не однозначными назывались, тогда и сейчас, как не синонимические кодоны. Эти два семейства кодонов в двумерном пространстве таблицы стандартного кода симметричны. Моя первичная трактовка неоднозначности ген кодирования была далеко не полной. Дело оказалось существенно сложнее и интереснее, и я развил эту тему в четырех статьях в Open J. of Genetics, что изложено в монографии. Существует не замеченная никем большая проблема неоднозначного кодирования 32-мя не Синонимическими кодонами. Они являются гибридами 32 Синонимических и 32 не инонимических кодонов. Не синонимические кодоны имеют свойства омонимии, но в сочетании со свойствами синонимии, то есть имеет место гибридизация синонимо-омонимических их свойств и функций. В Таблице стандартного белкового кода они образуют особую группу из 32 гибридных Синонимо-Омонимических кодонов, названных мной СИОМ кодонами. Они имеют неизвестные ранее, стратегические функции в биосинтезе белков. Это, к сожалению, не было понято Отцами стандартной модели белкового генетического кода Ф.Криком и М.Ниренбергом, что привело к весьма негативным последствиям. Очень кратко об этой проблеме можно сказать следующее. Ф.Крик, анализируя стандартную таблицу кода и учитывая очевидную и доказанную избыточность кодирования син-кодонами аминокислот, пришел к так называемой Вобл гипотезе. Основное её положение таково. 3’-нуклеотид в не синонимических кодонах (СИОМах) «вобулирует», то есть может быть любым из 4-х возможных. При этом Ф.Крик имел в виду виртуальное (воображаемое) вобулирование – то есть замены нуклеотидов в 3‘-положении в СИОМ-кодонах в составе мРНК. Но если такие замены могли произойти реально, например, за счет мутаций, то эта ситуация является весьма сложной и многозначной. Но она не рассматривалась Ф.Криком. И это была его большая ошибка. Если такие замены 3’-нуклеотидов в СИОМ-ах будут происходить реально, то возникает не простое положение не однозначного кодирования аминокислот и стоп-позиций. Но не однозначность снимается контекстным влиянием мРНК-транскриптов – копий генов. При этом происходит смысловая перекодировка СИОМ-кодона по типу: пишется ЛОНДОН, но «понимается» ПАРИЖ, поскольку именно ПАРИЖ предусматривался контекстом мРНК. Простая аналогия из лингвистики. Мы безошибочно понимаем речь человека, неправильно произносящего некоторые буквы в словах (аналоги мутаций в мРНК), если заранее знаем, о чем идет речь. ЦЕЛОЕ исправляет ЧАСТЬ, если она неправильна. Такова простота мудрости генетического кода. Или мудрость простоты, если хотите. Непонимание этого свойственно и современной генетике и молекулярной биологии. В чем значение таких не всеми понятых функций 3’-нуклеотидов в СИОМ кодонах? В том, что они ярко высвечивают фундаментальный феномен переключения генетического кодирования белков на рече (тексто) -подобность триады ДНК (Ген)—-мРНК танскрипты генов—Белки, как реально тексто-речевые регуляторные структуры. СИОМ кодоны есть арена, где разыгрывается стратегический сценарий переключения кода белков через 3’-нуклеотид на бесконечные смысловые пространства реально рече-текстовых генов. При этом реализуется правило: Сиом кодоны при виртуальных (или реальных – мутантных, искусственных) изменениях собственных 3’-нуклеотидов, инвариантны по смыслам, задаваемых (программируемых) мРНК. Этот сценарий реализуется только через акт чтения мРНК рибосомами. Стандартная Таблица ген кода может и дожна быть правильно «понимаема» белок синтезирующей системой только в динамике биосинтеза белков. Вероятно, это относится ко всем белковым кодам всех биосистем.
Описываемые функции Сиом кодонов при биосинтезе белков биосистем – это элементарные первичные единицы Сознания, творящие внутреннюю речь биосистем в триаде диалектов: ДНК генов, мРНК танскрипты генов белкИ. В высшей форме это проявляется в мощном синтезе белков в нейронах головного мозга, особенно в области коры головного мозга человека. Эти белкИ имеют короткие времена жизни и быстро деградируют, переходя в форму голограмм по модели Ренато Нобили. Этим самым они сохраняют свое информационное содержание в квантовой форме. Способность СИОМ кодонов создавать из ДНК речеподобные генетические структуры означает скачок в эволюционном развитии человека, и Биоты Земли в целом. В том числе это начало формирования Сознания и Речи у человека. С другой стороны, изучив и поняв грамматику генов, можно создавать искусственные гены с целевыми текстовыми программами. Но тут надо быть этически и научно очень осторожными…
Другое направление генетики и молекулярной биологии, заданное А.Г.Гурвичем почти 100 лет назад которое мы развиваем и демонстрируем в данном исследовании – это фундаментальные феномены вещественно-волнового дуализма генов и голографичности генетической информации. По сути, эти два фактора есть отображение одного и того же явления в разных формах – многоуровневой нелокальности генетической информации. Она не локальна на социальном, организменном, тканевом, клеточном, ДНК-мРНК-белково-текстовом, голографическом и квантовом уровнях. Все уровни нелокальности, кроме голографической и квантовой, легко выводятся чисто логически. Голографическая нелокальность показана нами экспериментально. Квантовая демонстрируется нами косвенно, по нашим экспериментам и нуждается в дополнительных исследованиях, которые проводим, и в теоретическом осмыслении. Основная и первая наша работа по косвенному доказательству наличия и реальных функций волновых генов – это наша работа в Торонто 2001-2002 года. Мы поставили эксперимент по волновому запуску регенерации поджелудочной железы у десятков крыс, у которых вызывали аллоксановый диабет, сопровождающийся деградацией поджелудочной железы и, в контроле, гибелью животных от диабета первого типа. На стадии начала гибели животных мы вводили в них волновую информацию, считанную специальным лазером с метаболома изолированных препаратов поджелудочной железы, включавшую генетическую информацию о поджелудочных железах новорожденных крысят той генетической линии Vistar. Информация представляла из себя вторичное электромагнитное поле лазера ЛГН-303. Оно содержит спинтронную составляющую, связанную с динамичной поляризационной модуляцией двух ортогональных оптических мод излучения лазера. Это вторичное поле является модулированным широкополосным электромагнитным излучением (мШЭИ). Его воздействие на погибающих крыс привело к быстрой нормализации их состояния и регенерации in situ их поджелудочных желез и полной нормализацией биосинтеза глюкозы. Это является прецедентом. Имели место следующие особенности функционирования мШЭИ:
1. Малая мощность излучения мШЭИ – доли милливатт на частоте около 80 кГц
2. Дистанционное воздействие от метров до десятков и, далее, километров
3. Адресное воздействие именно на способность адресного запуска процессов регенерации нормальных поджелудочных желез

Эти факторы, и многие другие генетические эффекты мШЭИ, позволяют думать, что гено-биоактивное проявление мШЭИ является актом спинтронной активности мШЭИ, поскольку плотность потока мощности данного мШЭИ очень мала и квадратично затухает при удалении от источника излучения. Тем более, Торонто имеет большое фоновое излучение радиоволн килогерцового излучения. Однако, тонкие квантовые детали такого дистанционного адресного переноса работающей генетической информации остаются предметом исследований, в частности мы опубликовали две теоретические работы с физиками теоретиками – с И.В.Прангишвили и др.
[И.В.Прангишвили, П.П.Гаряев, Г.Г.Тертышный, В.В.Максименко, А.В.Мологин, Е.А.Леонова, Э.Р.Мулдашев Спектроскопия радиоволновых излучений локализованных фотнов: выход на квантово-нелокальные биоинформационные процессы. Датчики и системы, 2000г.№9 (18) https://mir.zavantag.com/jurnalistika/59678/index.html] и с А.А.Корнеевым [А.А. Корнеев, П.П.Гаряев. Аспекты волновой трансляции генов, 2014г. https://wavegenetics.org/researches/aspektyi-volnovoy-translyatsii-genov/.
Наши результаты, полученные в Торонто, были в расширенном варианте воспроизведены в России в Нижнем Новгороде Николаем Кокая в 2012 году. Защищена кандидатская диссертация. Кроме этих экспериментов, мы получили неизвестные ранее данные по регенерации зуба у собаки и спинного мозга у человека. Во всех этих случаях мы использовали программирование стволовых клеток на регенерацию зуба и спинного мозга, что тоже является прецедентами.
Во всех этих работах оставалась не решенной проблема – действительно-ли, мы квантовым путем транслируем гены, или это результат инициации запуска биосинтеза собственных генов биосистемы-реципиета мШЭИ? Необходимо было получить прямые доказательства, что мы работаем именно с квантовыми эквивалентами генов, предсказанных А.Г. Гурвичем. Мы получили их, используя мШЭИ генов и вводя их в систему Полимеразной Цепной Реакции (ПЦР). На первом этапе мы ввели в ПЦР мШЭИ фрагмента ДНК плазмиды длиной в 547 пар нуклеотидов. В результате мы получили ДНК продукт, который затем секвенировали. Он на 99% совпадал с исходной ДНК плазмиды. Затем то же самое мы сделали уже с мШЭИ клеток генов поджелудочной железы человека, секвенировали полученные продукты ДНК. Они также оказались на 98-99% тождественными исходным генам. Таким образом, мы убедились, что гены в системе ПЦР могут преобразовываться из волнового состояния в вещественное и наоборот, но при одном условии. Гены, с которыми мы работали, приобретали такое состояние суперпозиции (Вещество Генов - Поле Генов) при одном, но ключевом условии – Гены переводились нами в состояния электромагнитного поля (мШЭИ), считывающим фотонно-мШЭИ генетическую информацию с живых клеток и/или с препаратов ДНК. Еще одна особенность существования генов в форме физического поля мШЭИ – это флуктуации их во времени в системе ПЦР. Это выражается в том, что ДНК продукты плазмиды и генов меняет свои количественные выходы в ПЦР системе от нуля до максимальных и промежуточных. Возможно, количественные флуктуации вызываются проявлением суперпозиции квантовых состояний Вещество <---> Физическое мШЭИ поле. Возможно, гены коронавируса Covid-19 ведут себя именно таким образом in vivo, порождая противоречивость ПЦР тестов на его наличие в организме инфицированного человека. Этот же феномен может объяснить возникновения и исчезновения волн Коронавируса при его пандемии.
Словом, открывается еще одна бесконечная область исследований, связанная с квантовой формой существования таких макрообъектов как ДНК, гены и геномы.
Предстоит большая работа.

Академик РАЕН, РАМТН и МАНЭБ
П.П.Гаряев