Ранее была предолжена гипотеза: «Если ЭПР-фактор (ЭПР — феномен Эйнштейна-Подольского-Розена) работает в биосистемах, логично спросить, почему организмы не ограничиваются столь эффективной формой мгновенного оперирования биоинформацией? Для чего в таком случае биосистеме нужны еще и медленно движущиеся нервные импульсы? Можно высказать только предположение, что нервная система понадобилась высшим организмам, чтобы затормозить слишком быстрые информационные процессы, к которым эволюция биосферы еще не подошла. Скорее всего,функции нервной системы и квантовой нелокальности генома комплементарны и сосуществуют, иногда давая всплески в виде паранормальных способностей людей-вычислителей, или в телепатии.»
[Гаряев П.П., 2009, Лингвистико-волновой геном. Теория и практика. Моногр. Киев.] Эта идея нуждается в обосновании. Представляется, что , нервный импульс (спайк, потенциал действия) слишком прост по природе — это не более, чем волна деполяризации. Вместе с тем, считается, что эти волны деполяризации должны каким-то образом кодировать внешний и внутренний мир человека, да и любой биосистемы. Полагают, что эту функцию несут частоты спайков, но точных доказательств этому нет. Тем не менее, имеется огромная научная литература, беглый анализ которой — одна из задач данной работы. Сразу можно сказать, что нет ответа на главный вопрос — как же сложность внешнего и внутреннего мира биосистем кодируется относительно простыми потенциалами действия нейронов. Данная работа имеет другую цель — найти какие-то совпадения с нашими идеями. В более расширенном виде, по сравнению с изложенными выше тезисами, они таковы.
1. Все клетки биосистем (прокариот и эукариот), в том числе нейроны и их геномы, в какие-то моменты времени находятся в т.н. спутанном состоянии (entangle state), в состоянии квантовой нелокальности. То есть биосистемы используют феномен Эйнштейна-Подольского-Розена для собственной самоорганизации. В генетическом аспекте это рассмотрено в наших работах (биокомпьюторные функции ДНК) и в монографии [Гаряев, 2009, Лингвистико-волновой геном. Теория и практика. Киев]. Это означает, что все нейроны головного мозга (как и вообще все клетки организма) мгновенно «знают» состояния друг друга по мере получения сигналов из окружающей среды и из самого организма. Но это знание огромно, поэтому оно квантуется нейронами, в т.ч. спайками, и используется по мере надобности.
2. Для таких спутанных состояний необходима когерентность всех метаболических и физиологических систем организмов, которая может утрачиваться вследствие относительно высокой температуры биосистем. Защита от декогеренции может происходить за счет использования организмами фрактальности биологического времени. Это обеспечивает возможность временных (с определенной частотой) локальных уходов организмов или их структур (например, хромосом с их когерентными излучениями от 250 до 800нм) из «теплого или горячего времени» в «холодные временные зоны». Это обеспечит необходимый температурный режим. Так делают, как нам представляется, например, бактерии-термофилы, некоторые из которых живут и размножаются в температурах до 400 гр. Цельсия. Это не совместимо с жизнью, поскольку ключевые информационные структуры организмов — ДНК, РНК и БелкИ, разрушаются при таких температурах. Но, тем не менее, термофилы выживают именно за счет комбинаторики фрактальных размерностей биологического времени.
3. Память, как одна из основных функций нейронов, плюралистична и реализуется по крайней мере на четырех уровнях организации — на клеточно-тканевом (голография нейронной сети), на хромосомном (ДНК- голография), на уровне нелинейной динамики (акустика ДНК, Рибосом и внеклеточных матриксов) в рамках явления возврата Ферми-Паста-Улама (ФПУ) и на квантово-фантомном уровне. Клеточно-тканевой и хромосомные уровни — это распределенная (ассоциативная) нелокальная память. ФПУ и Квантово-фантомная — особые виды, но уже локальной памяти.
4. Функции нейронов головного мозга заключаются не в передаче и обмене сенсорной информации. Войдя в организм информация (зрение, слух, обоняние, осязание, вкус), распределяется мгновенно и во всем объеме нейронного континуума за счет ее квантовой спутанности, нелокальности и голографичности. Кроме того, существует уже запасенная в ряду поколений, готовая к использованию, информация. Функции нейронов головного мозга заключаются в дозированном распределении в пространстве-времени головного мозга мгновенно возникающей квантово нелокальной полной информации о внешнем и внутреннем мирах.
5. Само мышление базируется на этой, мгновенно получаемой извне-изнутри информации, в том числе той, что запасена в архивах памяти (голографической, фантомной) в ряду поколений организмов. Как реально происходит мышление и его отображение в сознании — дело будущих исследований. Но процесс этот и его результаты также могут происходить иногда мгновенно, но замедляются, ориентируясь на конкретные сиюминутные запросы биосистем, и перераспределяются в их пространстве-времени с помощью нервных импульсов.