Генетический код

Этот древний символ означает взаимопроникновение двух противоположных начал, их единство и борьбу и удивительно согласуется с работой аминокислотного кода белков, обеспечивающих все метаболические процессы в живых организмах. С одной стороны биосистемы должны быть стабильны в самотождественны в генетико-морфологическом плане, должны сохранять свое строение и основные функции на протяжении длительных промежутков времени. Но вместе с тем, организмы могут и должны адаптироваться к изменяющимся условиям окружающей среды. Этому и соответствует деление белкового генетического кода на синонимы и омонимы кодирующих триплетов. Синонимия обеспечивает избыточность и точность кодирования аминокислот, омонимия — гибкость и приспособляемость, обеспеченной биосинтезом все новых белковых форм пробного, поискового плана. Ярким примером этому служит иммунная система, нарабатывающая огромные пулы пробных иммуноглобулинов и их отбор, что обеспечивает защиту организма от патогенных микроорганизмов, вирусов и вредных посторонних веществ. В основе этих процессов на генном уровне лежит явление омонимии части генетического кода, не замеченное или проигнорированное авторами догмы триплетного белкового кода. Явление омонимии генетической информации на уровне биосинтеза белков необычайно важно в теоретико-философском его осмыслении по следующей причине. Омонимия — фактор смыслов, точнее, многосмыслия человеческих письменных текстов или устной речи. И генетических текстах, в том числе. Тексты генов — не метафора, а реальные тексты на неком вселенском эсперанто. Главное в генетико-текстовом аспекте то, что двусмысленность кодонов-омонимов снимается точно также, как это происходит при чтении человеком обычных текстов со словами-омонимами, например, таких как — коса, ключ, рейд, бокс и т.д. Такие слова мы понимаем в их точной семантике, учитывая (осмысливая) контекст, т.е. весь текст. С позиций философии, наряду с контекстными ориентациями, здесь работают более общие принципы – категории Части и Целого. Часть не может быть понята и осмыслена без Целого. В применении к текстам генов и к процессу биосинтеза белков это выглядит так. Рибосома прочитывает информационную РНК, как копию гена, где ей встречаются кодоны-омонимы. Рибосома обязана правильно понять омоним, придать ему точное значение, дешифровать его как ту или иную аминокислоту. Или как стоп-позицию, сигнал к остановке биосинтеза белка. Точное значение омонима рождается при восприятии рибосомой-нанобиокомпьютером (с зачатками мышления-сознания) текста всей информационной РНК (контекста). Это ключевая позиция Лингвистико-Волновой Генетики (ЛВГ). Существенно значимое в этой позиции следующее. Мы выходим из тесных рамок наших представлений о генетических процессах, как о чисто физико-химических, но понимаем, что они, будучи таковыми, обладают еще и элементами Сознания-Мышления. Это скачок на другие уровни понимания генома как Квантового Биокомпьютера, который работает читает и понимает гены как тексты. Кто или что создало эти программы — особая и большая проблема. Тут мы находим блестящие исследования В.И.Щербака [8]. Они близки нашим, поскольку доказывают не только квази разумность генома, но обосновывают участие разума в создании генетической информации, что принципиально, стратегически важно. В.И.Щербак, анализируя количественные соотношения нуклонного состава ядер атомов кодируемых аминокислот и кодонов генетического кода, предполагает наличие системы арифметических операций в процессе биосинтеза белков, и это также является проявлением некоторых сторон квази мышления генома. В.И.Щербак обнаружил в белковом коде систему генетического исчисления и использование ею функций ноля. Это чрезвычайно важное обстоятельство, поскольку ноль есть сугубо мыслительное, запредельно абстрактное порождение, дающее начало координатному сознанию с его количественными мерами оценки внешнего мира. Эти оценки интерпретируются внутренним организменным генетическим сознанием-исчислением. Таким образом, цифры (наряду с буквами) становятся неотъемлемой частью генетического (белкового) кода. Поэтому арифметическое управление в лингвистической и/или текстовой генетике, говорит В.И.Щербак, – реальность.