Генетический код

Обратимся к Нобелевской модели генетического (белкового) кода, которая в своей основе до сих пор неизменна и которая, с небольшими тактическими добавками, отражает уровень наших устаревших знаний 60-х годов прошлого века.
Эта модель, за которую Маршал Ниренберг в 1968 году получил Нобелевскую премию [4].
Цитирую важное высказывание авторов, где ошибка в предлагаемой модели генетического кода фактически признается, но игнорируется:

«Поли-U (ПГ: полиуридиновая РНК) кодирует в основном фенилаланин. Белок, синтезируемый на поли-U, состоит не только из лейцина, но и из фенилаланина, причем на каждую молекулу лейцина приходится 20—30 молекул фенилаланина. При отсутствии в растворе фенилаланина поли-U использует лейцин в количестве, равном половине обычно используемого количества фенилаланина. Молекулярное объяснение этой неопределенности неизвестно».
Здесь, для расшифровки генетического кода, определяющего какие аминокислоты и в какой последовательности вводятся в белкИ при их биосинтезе живой клеткой, были использованы искусственно синтезированные молекулы РНК, как кодовые матрицы с искомыми шифрами аминокислот. Все шифры (коды) аминокислот в виде троек нуклеотидов (кодонов) были, как казалось тогда, успешно определены. Досадное исключение составлял, как следует из приведенной цитаты, лишь кодон UUU (уридин-уридин-уридин), моделью которого выступала полиуридиновая кислота. Авторы модели кода на этот фундаментальный факт отреагировали своеобразно, сказав, что «молекулярная природа этого им непонятна». Сущность и существенность обнаруженного феномена неоднозначности кодирования аминокислот лежит далеко за пределами молекулярных взаимодействий. Проигнорировав обнаруженный феномен, авторы, тем не менее, постулировали тезис однозначности, что привело через три десятилетия к самым печальным последствиям в виде т.н. трансгенной «инженерии» с ее ГМ пищей, Синтиями и т.д.
Собственно, не надо даже экспериментов, чтобы убедиться в ложности однозначной модели кода достаточно заглянуть в ее канонизированную таблицу и учесть, что 3′-5′ кодон-антикодоновые пары, в соответствии с Вобл-гипотезой Ф.Крика, не участвуют в кодировании аминокислот. И соответственно, 64 кодона, шифрующие 20 аминокислот, автоматически распадаются на две равные части — 32 кодона-синонима и 32 кодона-омонима. Но заглянем в классическую и общепринятую, предложенную авторами, таблицу генетического кода, основанную на экспериментах, в том числе цитированных выше, и видим, что триплеты (кодоны) семейства UU, кодирующие белковые аминокислоты — фенилаланин и лейцин кодируют их одновременно, что противоречит постулату об однозначности кодирования в рамках модели Ниренберга-Крика (!). Термин «семейства» употреблен как отражение факта не участия 3-го нуклеотида кодонов в кодировании, остающиеся дублеты кодонов объединяются в семейства, однозначно или неоднозначно кодирующие аминокислоты. В данном случае семейство UU не однозначно кодирует две разных аминокислоты.
UUU — кодирует фенилаланин
UUC — кодирует фенилаланин
UUA — кодирует Лейцин
UUG— кодирует Лейцин
(U – уридин, С — цитозин, А — аденин, G — гуанин, т.е. азотистые основания информационной РНК, на которой, при её прочтении рибосомой, происходит декодирование триплетов в аминокислоты)…