Генетический код

Процитируем и дальше Л.П.Овчинникова. «Некоторые иРНК содержат сигналы на изменение рамки считывания. Некоторые иРНК содержат в транслируемой области терминирующие кодоны, но эти кодоны успешно обходятся за счет изменения рамки считывания перед ними или непосредственно на них. Рамка может сдвигаться на (-1), (+1) и (+2). Существуют специальные сигналы в иРНК, изменяющие рамку считывания. Так, сдвиг рамки трансляции на (-1) на РНК ретровируса происходит на специфической гептануклеотидной последовательности перед шпилечной структурой в иРНК. Для сдвига рамки на (+1) на иРНК бактериального фактора терминацинации RF-2 важны нуклеотидная последовательность на месте сдвига (кодон UGA), последующий кодон, а также предшествующая им последовательность, комплементарная к 3’-концевой последовательности рибосомной РНК (аналог последовательности Шайна-Дальгарно)».
Ясно, что такие сдвиги рамок считывания иРНК чистой физико-химией необъяснить, равно как и контекстные дальние влияния и «переосмысления» кодонов. Это уже иные знаковые измерения генома, переход на его логические операции как квантового компьютера [14] и на математическую логику с использованием запредельных, чисто ментальных операций с привлечением абстрактного понятием нуля [8]. Это уже новые биология и генетика. Характерно, (цитируем Л.П.Овчинникова [13]): «…что считывание иРНК в пределах одного цистрона не всегда является непрерывным. Первоначально считалось, что последовательность нуклеотидов в иРНК всегда читается непрерывно от инициирующего до терминирующегокодона. Однако оказалось, что при трансляции иРНК гена 60 фага Т4 последовательность значительной длины может пропускаться. При этом рибосома совершает как бы прыжок по иРНК с одного глицинового кодона GGA, находящегося перед терминирующим кодоном UAG, на другой глициновый кодон GGA, который отстоит от первого на 50 нуклеотидов. Механизм этого явления пока
не очень ясен». И это еще один из многочисленных примеров геномной работы, не укладывающийся в каноны и догмы. Действительно, такие «как бы прыжки» рибосомы должны быть результатом реального, не метафорического, прочтения и понимания смысла иРНК. Здесь уже нет места аллегории или метафоре. Все эти отклонения от канонов триплетной модели и Л.П.Овчинников назвал, «вторым генетическим кодом» [13]. Что это за код? Какие механизмы лежат в его основе? Надо полагать, что ключевой механизм – лингвистические потенции молекул ДНК и РНК, которые являются, по сути, реальными ментальными конструкциями. Только в этом, прямом варианте, мы можем понять истинный смысл перечисленных примеров отступления от якобы «общих» правил трансляции генетической информации с текстов иРНК. Желание найти иные коды уже привело генетиков к предположению наличия более десятка кодов в геноме. Хорошо и едко пишет об этом Эдуард Трифонов [http://trv-science.ru/2012/01/17/stolpotvorenie-vtorykh-geneticheskikh-kodov/]. Столпотворение «вторых» генетических кодов свидетельствует скорее о растерянности перед трудностями хромосомного кодирования, когда и с первым-то, обсуждаемым здесь, кодом еще не разобрались до конца. Подведем промежуточный итог по обнаружению новых фундаментальных явлений в рамках первой модели генетического кода Ниренберга-Крика, явлений, которые официальная наука вынуждена констатировать, не понимая их сущность и назначение:

а) дистантность контекстного влияния удаленных иРНК последова-
тельностей на точное осмысление кодонов, читаемых рибосомой, и на их
перекодировки,
б) нелокальное сканирование больших протяженностей иРНК,
в) смысловые сдвиги рамок считывания иРНК,
г) дальние «прыжки» рибосом по иРНК,
д) перекодировки кодонов.