Фрактальность интелекта

В модели кода есть одно ключевое противоречие, которое Крик в 1953г. пытался снять с помощью т.н. «Вобл гипотезы». Она постулирует неоднозначные соответствия кодонов аминокислотам в ген-кодируемых белках и говорит о возможности не канонического и случайного спаривания первого нуклеотида антикодона транспортной РНК (тРНК) с третьим нуклеотидом кодона информационной РНК (иРНК) при ее трансляции в белок. Проще говоря, при биосинтезе белков иногда реализуется возможность нестрогого соответствия кодон-антикодоновых нуклеотидов в этом положении. Это значит, что образуются неканонические пары оснований , не отличающиеся существенно по геометрическим параметрам (Гуанин-Уридин и др). Кроме того, из Вобл-Гипотезы, да и просто из общей Криковской схемы (модели) кода, автоматически следует, что в кодонах (триплетах) генов только первые два нуклеотида (дублет) кодируют последовательности аминокислот в белковых цепях. Третьи же кодоновые нуклеотиды, не участвуют в кодировке аминокислотных последовательностей в белках. Эти третьи, хотя и детерминированы жестко молекулой ДНК, но допускают произвольные, случайные, не канонические спаривания с первыми нуклеотидами антикодонов транспортных РНК, переносящих аминокислоты. А посему эти первые нуклеотиды антикодонов могут быть любыми из 4-х возможных. Следовательно, третьи нуклеотиды в кодонах и спаривающиеся с ними первые в антикодонах, не имеют знакового характера и играют роль «стерических костылей», заполняющих «пустое место» в кодон-антикодоновых связках. Короче говоря, первый нуклеотид в антикодонах случаен, «воблирует» — от английского ‘wobble’ (качание, колебание, виляние). Это очень важно и скажу почему. Поскольку всего 64 кодона, а аминокислот 20, то получается избыток кодонов, и соответственно кодирующих дублетов. Этот избыток, используя лингвистическую аналогию, называют синонимией, т.е. несколько дублетов кодируют одну и ту же аминокислоту, отсюда понятно существование изоакцепторных транспортных РНК (тРНК), переносящих аминокислоты на А-сайт рибосом. Такая синонимическая щедрость даже хороша – это избыточность информации. Но при белковом синтезе неизбежно возникают ситуации, когда одинаковые дублеты в кодонах информационной РНК, вынуждены как-то «кодировать» разные аминокислоты и/или стоп кодоны. Напомню, что третьи и первые нуклеотиды в кодон-антикодоновой «костыльной» связке находятся вне знаковой «игры», а это порождает лингвистическую неоднозначность, т.е. ситуацию омонимии. Как, например, для слова «коса», когда смысл его неоднозначен. И соответственно, перед рибосомой, читающей одинаковые (омонимичные) дублеты кодонов, встает задача выбора из двух разных аминокислот, переносимых тРНК, одной единственной «правильной» аминокислоты и/или стоп-сигнала. Если выбор неправилен – белок получится аномальным, что может привести к метаболической катастрофе и гибели организма. Как же происходит правильный выбор? А он, как установлено, правильный и на 99,999% точен. Рибосома практически не ошибается, а казалось, должна бы, если автоматически следовать модели кода! Модель Ф.Крика это не объясняет. И сам Ф.Крик это видел и признавал в своих, опубликованных незадолго до смерти, воспоминаниях, но ограничился фиговым листочком Вобл Гипотезы. И вся последующая генетика никак не комментировала эту зияющую дыру в модели кода: модель противоречива, не точна, но синтез белков, тем не менее, безошибочен. И только в 1978г. швед Ульф Лагерквист первым открыто заявил об этом противоречии в модели кода . Но и Лагерквист также не предложил ничего внятного в объяснение, не обострил проблему, а лишь констатировал ее. Всех устраивало, что синтез белков – точный процесс и требовать от Криковской модели большего, вроде как, и не требовалось. «Жена цезаря вне подозрений». А потом появились работы о т.н. контекстных ориентациях при трансляции иРНК рибосомами. Это был момент истины. Было экспериментально показано, что выбор аминокислот рибосомой в омонимичных и других ситуациях зависит не только от дублетов кодонов, но и от контекста иРНК. Точно как в человеческой речи (текстах), когда, например, упомянутый омоним «коса» обретает точный смысл только в контексте целой фразы или предложения. Сей фундаментальный факт биологи опять-таки только констатировали. И все. Никакого анализа, почему так происходит и что это значит.