Генетический код

Белковый код создан Разумом. Будем вслед за Спинозой и Налимовым считать Вселенную и причиной самой себя (causa sui), и лингвистической, т.е. разумной [17, 18]. Тогда иммунокомпетентные клетки, вкупе с их геномом, целенаправленно, разумно использует случайность, создавая необходимые для них генетические тексты с определенной семантикой. Естественно, что эта геномная разумность действует в рамках определенных и узких задач иммунного ответа и масштабы ее не сопоставимы с разумностью головного мозга. Здесь проявляется общий принцип фрактальности биосистем, включая геномно-клеточно-тканевые и органные уровни разумности. Мы видим нелинейное, фрактальное повторение одного и того же феномена — разумности, сознания, мышления в разных масштабных размерностях в зависимости от рассматриваемого уровня организации биосистемы. Это организменный, органный, тканевой, клеточный и геномный уровни. При этом разумность, сознание и мышление можно понимать как способ отображения окружающего биосистемой для управления окружающим с целью сохранения целостности, выживаемости и развития биосистем. Одним из видов реализации этого являются речевые (головной мозг) и квази речевые (геном) отображения.
Возникает, мысль в духе пантеизма, что генетический аппарат, как и все организмы, — результат творения Создателя (Природы). А посему все в организмах разумно. На этом можно было бы успокоиться. Но это крайность – получен общий ответ на Всё и одновременно не получено Ничего конкретного. Это вселенский «черный ящик». На входе его – любые вопросы, на выходе – только один этот общий, как бы правильный, ответ. Это не путь. Нужна реальная работа по использованию нового представления о работе хромосом на принципах Лингвистико-волновой генетики (ЛВГ). Уже есть значительные результаты, они кратко сведены в сайт – wavegenetics.org . К примеру, осуществлена регенерация сетчатки глаза и возвращение зрения, получено реальное омоложение пожилых людей, стала возможной регенерация поврежденных спинного и головного мозга с восстановлением их функций. Все это достигнуто на ключевом пути — на программировании генома стволовых клеток, основанном на ином понимании работы генетического аппарата. Есть и другие перспективы, выходящие далеко за рамки медицины. Это создание квантовых биокомпьютеров, работающих на принципах квази разумной деятельности хромосом. Это создание биоинтернета. Это разработка принципов дальней космической связи и т.д. Все эти результаты и возможности являются следствием не только и не столько лингвистичности генетической информации, но и ее квантовым, волновым инобытием. Эта квантовая атрибутика присуща хромосомному аппарату биосистем как некая способность оперировать волновыми эквивалентами (фантомами) ДНК и РНК как высшей нформационной системой генома как квантового биокомпьютера.

Новые виды памяти нуклеиновых кислот — новый вектор генетического кодирования

Фантомы ДНК и РНК

Феномен фантомообразования ДНК обнаружен П.П.ым в 1984 году в Институте Физико-Технических проблем АН СССР [19, 20]. В монографии «Волновой геном» [20] этому посвящена специальная глава. Суть феномена заключается в том, что при механическом перемещении препарата ДНК, на месте его пребывания остается некий след, который обнаруживается методом корреляционной лазерной спектроскопии, регистрирующей светорассеяние не только на молекулах ДНК, но и на следах их пребывания – на фантомах ДНК. Этот следы-фантомы устойчивы при сдувании их азотом. [20]. В этом случае фантомы ДНК исчезают, но вновь возникают через 5-7 минут. Такие фантомы «живут» около 40 дней. Затем перестают фиксироваться аппаратурой. Группа Р.Пекоры из Стенфордского университета в 1990 году тем же методом обнаружила аналогичное явление в растворах коротких рестриктных фрагментов ДНК. Светорассеяние таких препаратов ДНК отличается от ожидаемого классического, описываемого физико-математически. Эта аномалия была констатирована, но никак не трактовалась и получила название «The mimicking dust effect» (Эффект, имитирующий пыль) [21]. В этих экспериментах раствор, содержащий только рестриктные фрагменты ДНК, без каких-либо посторонних примесей, при зондировании его лазерным лучом, вел себя так, как будто в нем присутствовали посторонние пыле подобные частицы.