Генетический код

Отдельно о ДНК-белковых музыкальных темах. На Западе производство и торговля ДНК и белковой «музыкой» поставлено на поток. Нуклеотиды и аминокислоты в ДНК и белковых последовательностях по определенным алгоритмам обозначаются нотами. Получаются отнюдь не хаотические звуки, но нечто гармоническое, музыкально подобное. Такие звуки даже пытаются использовать как лечебный фактор. Любая поисковая система в Интернете выдаст массу ссылок на словосочетание «DNA music» или «Protein music». Иными словами, легко игнорируя генетический официоз, дельцы безоглядно и безответственно эксплуатируют зачаточное понимание волновых, в том числе музыкальных, знаковых функций генетических структур. Это достаточно опасно, поскольку прослушивание такой «музыки», неконтролируемо и без знания последствий, вводит в наш метаболический «ДНК-Белковый котел» волновые информационные вектора мало изученного действия.
Определенную разумность генома, причем в области, которая считается полигоном чистой случайности, можно увидеть в естественном мутационном процессе, где, как полагают, царит хаос, стохастика. Хотя, понятие хаоса, как абсолютной неупорядоченности, ушло в прошлое. Прежде, до открытия ДНК, хаотический мутационный процесс, как будто бы лежащий в основе эволюции, назывался неопределенной изменчивостью признаков у организмов и составлял, по Дарвину, «сырой материал» для эволюции. Нелишне напомнить, что сам Дарвин к концу жизни понял, что только случайная изменчивость, как основа эволюции – фикция. Если в белковом коде присутствуют и используются сугубо ментальные конструкции такие, как текст, чтение, узнавание, решение, математическая логика и т.д., то это естественное основание для принятия мировоззренческого положения: геном и белковый код создан мыслью, а сам геном разумен. Стохастические процессы в работе хромосомной ДНК сведены к оптимуму. Вероятно, имеет место компромисс между стохастикой и детерминизмом. Стохастика мутаций в геноме давно известна и хорошо изучена. Случайные мутации ДНК преимущественно вредны, если они затрагивают Белок- и РНК- кодирующие районы (эухроматин). Или они нейтральны, если происходят в якобы «не кодирующей» ДНК (гетерохроматин). Но удивительно: мутации, если клетка их контролирует в смысловом аспекте, оборачиваются пользой и вносят вклад в разумную, не дарвиновскую, эволюцию.
Такие, специально отбираемые и используемые самой биосистемой, мутации трудно назвать случайными. Эти мутации – не обязательно результат естественного отбора в ходе длительной эволюции, они могут использоаться быстро, в пределах одного жизненного цикла биосистемы. Комбинаторика их специально задается организмом. Это видно по результатам иммуногенетических исследований, видно на разумно и превентивно отбираемых В-лимфоцитами аминокислотных последовательностях антител, которые называются последовательностями или графиками Ву-Кэбота[15]. Эта комбинаторика последовательностей аминокислот — результат гипервариабельности V-D-J генов антиген связывающих областей антител иммуноглобулинов. Эта гипервариабельность мутаций, можно полагать, специально (разумно) предварительно задается геномом для «распознавания» антигенов на клеточном уровне. Клетка и ее геном сначала каким-то неизвестным пока способом сканирует антиген, потом принимает «решение» о наборе мутаций V-D-J генов для направленного отбора кодируемых аминокислот, составляющих последовательности Ву-Кэбота [16]. Поведение V-D-J генов противоречит неодарвинистской догме о том, что вся изменчивость генов зародышевой линии предсуществует до того, как начинает действовать отбор. Но учтем – в работе V-D-J генов нет точного и мгновенного «решения» о выборе аминокислот (нет полного детерминизма), но и нет абсолютной стохастики, поскольку мутации контролируются (задаются) самим организмом. Иными словами, существует прямая и обратная связь между пробными наборами мутаций и структурой антиген связывающих областей антител иммуноглобулинов. Случайность и закономерность здесь в равновесии.