Генетический код

Иное понимание модели генетического кода.
Теоретический анализ.

В последние годы появились многочисленные приверженцы достаточно давно высказанной и прозорливой мысли известного Российского биолога А.Г.Гурвича том, что надежда на гены для объяснения реальных функций хромосом неоправданно высока и поэтому необходимо ввести понятие биологического поля, т.е. «поле эквивалента хромосомы» как дающее новое понимание функциям генетического аппарата [1] – то самое, что сейчас принято называть эпигенетикой. Тогда, более 60-ти лет назад, было непонятно, как гены кодируют структуру организма, да и сейчас эта проблема фактически не решена до конца. Снять её пытаются введением понятия «эпигенетических функций» ДНК, призванных объяснить реальные дополнительные функции хромосом, помимо кодирования белков, которые объяснили бы, наконец, главное в работе генетического аппарата. Для этого в геноме ищут сверх коды (отсюда приставка «эпи») и регуляторные факторы, работающих на более высоком уровне как их сверх регуляторы. Такие поиски оправданы, но пока находятся начальной стадии. Настоящая работа призвана в какой-то мере восполнить этот пробел. А он в понимании того, что главное, стратегическое и не понятое в работе хромосом это кодировка динамичной, и вместе с тем относительно постоянной, пространственно-временной структуры биосистем. Здесь роль белковых генов, вероятно, вторична, да и механизмы кодирования белков, в рамках модели генетического кода Ниренберга-Крика, нуждаются в существенных поправках. Только в последние 10 лет появились первые признаки выхода из Прокрустова ложа Ниренберг-Криковской модели. Это новые знания о квантовом и лингвистическом уровнях работы хромосом, которые будут представлены в данном исследовании с обще теоретических позиций и с учетом последних экспериментальных данных. Для этого необходимо пересмотреть первичную белково-кодовую модель Ниренберга-Крика, расширить её и вывести на другие уровни функционирования, в том числе квантово-лингвистические, присущие рибосомному белок синтезирующему аппарату и геному в целом [2]. Это направление в биологии, генетике и медицине, долгое время развивалось как своего рода научное диссидентство. Оно получило название – «Лингвистико-Волновая Генетика» (ЛВГ) и сейчас постепенно выходит на передний план. Однако работы здесь носят преимущественно закрытый характер, за исключением наших. Исследования в этом направлении имеют громадный позитивный потенциал. Но, как и любое научное достижение, могут быть использованы не на благо людей. Они представляют спецальный интерес как дешевая и мощная альтернатива ракетно-ядерному оружию с эффективностью на порядки превышающие его. По сути, ЛВГ могут пытаться использовать как основу для создания супер генетического квантового оружия, что абсолютно неприемлемо. Нормальное и естественное практическое применение принципов ЛВГ в медицине также подавляется, поскольку позволяет относительно просто, дешево, быстро и эффективно управлять основными биохимико-биофизико-физиологическими процессами в организмах, начиная от вирусов и кончая человеком. Это не выгодно части существующей медицины. Разработки в области ЛВГ напрямую относятся ко всем направлениям биологии и медицины, в том числе к проблеме старения. Проблема старения рассматривается ЛВГ не как методы создания каких-то супер антиоксидантов или каких-то эликсиров бессмертия, что бессмысленно, но базируется на теории управления генетическими программами, ограничивающими время жизни человека. Более того, принципы ЛВГ позволяют создавать новые ДНК-РНК-белковые тексты и ДНК голограммы, перепрограммирующие в нужном направлении геномы зигот и стволовых клеток. Теоретический и экспериментальный пересмотр основ генетического кодирования на основе ЛВГ имеет стратегический и мировоззренческий характер, поскольку лежит в основе понимания возникновения и сущности жизни. Если генетический белковый код и его производные поняты неправильно, что сейчас становится все более очевидно, то это контр продуктивно и опасно. Мы уже видим, к чему это привело – к созданию и широкому использованию генетически модифицированных продуктов питания, а также бактерий (т.н. «Синтий») с искусственно синтезированным геномом. Синтии убивают все живое в Мексиканском заливе и уже за его пределами [3]. Начало такому пан генетическому коллапсу на планете Земля, как ни странно, положила нобелевская модель биосинтеза белков, до недавнего времени воспринимаемая как догмат и как единственная и правильная. Это было, и пока еще есть, большая мировоззренческая ошибка и, в еще большей степени, ошибка практического ориентира использования этой модели как бы во благо человека. Рассмотрим эти ошибки в теоретическом и экспериментальном планах…